Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: проза (список заголовков)
07:24 

you want to sleep
Я несу пиздец. (c)
Цирк, ну чистый цирк. Дешевка. Я такая обыкновенная — и сразу демонстрация того, что она совершенно необыкновенная…
Да, но зачем? Денег не взяла…
А не гипноз ли? Или нет.
Много курю, это да. Но от такой жизни и ангел закурит и запьет.
На самом деле, симпатичная баба. Весьма симпатичная. Если бы не надо было стараться уверить себя в том, что она действительно прямо-таки ведьма, стараться поверить ей…
Отсвет, видите ли. Свет! Не окна освещены, понимаете ли, а — свет…
Бред.
Да, но несколько раз она с ювелирной беспощадностью попадала по болевым точкам. Никто не мог ей рассказать. Значит…
Значит, она и впрямь как-то чует? Да, но если это правда, то почуяла она про меня наверняка куда больше, чем озвучила. Ох, сколько же она всякого могла почуять! Гадай теперь, что она про меня знает, а что — нет!
Тут уж не мистическая дрожь ударила — просто скорчило и перекрутило от стыда. По Невскому легче пройтись в неглиже, чем вот так… выставить голую душу перед совершенно чужим человеком.
Но ничего уже не сделать было, остается только затянуться поглубже. А потом, без паузы, еще раз.
Ох, много курю.
Ладно, действительно, сделанного не воротишь. Надо думать, как быть дальше. Не в прошлое надобно смотреть, а в будущее, как учит нас родная партия. Что там у нас в будущем?
И что мне с этим делать?
Как быстро сигарета кончается. И совершенно не хочется вставать. Ноги не идут. Этот вечер добил меня, такие встряски мне уже не по сезону.
Значит, ближайшее наше будущее определено. Это — еще одна сигарета.
Свет, понимаете ли… Отсвет. Остывающий лучик.

«Человек напротив» Вячеслав Рыбаков

@темы: Проза

07:22 

you want to sleep
Я несу пиздец. (c)
Кинотеатр? Точно, кинотеатр, типовой кинотеатр постройки середины шестидесятых, мы сюда ходили с Симагиным, смотрели что-то, целомудренно держась за ручки в темноте; потом с Антоном и с Симагиным, а иногда — просто с Антоном, когда гений творил нетленку и ему было не до нас. Другая жизнь. Три геологические эпохи назад. Эра рептилий, мезозой… Точно, сейчас поворот, вот и площадь; здесь посветлее. Ага, вон метро. На выход, мадам. Мадемуазель. Дебилка. Одиннадцатый час — самое время звонить в дверь незнакомой квартиры. Ну, точно, а когда дверь откроет какой-нибудь заспанный хмырь или голая поддатая парочка, осведомиться у них: простите, что у вас тут за свет Фавора? Соблюдайте светомаскировку!
А ведь я сбрендила…

«Человек напротив» Вячеслав Рыбаков

@темы: Проза

19:35 

you want to sleep
Я несу пиздец. (c)
— Я много думала об этом… Я скажу сейчас ужасную вещь, но это, к сожалению, правда — мы уже похоронили человечество. Ведь уже примирились с самой возможностью гибели… Приучили себя к мысли, что можно спокойно спать на бомбах, покупать убежища, смотреть по телевидению, как убивают беззащитных людей на другом континенте и испытывают на них химические снаряды. Разве не так? Мы произносим много слов, но совершаем мало поступков, позорно мало! Да что говорить!.. Сейчас все говорят о каком-то скачке сознания, который вот-вот произойдет и решит все проблемы человечества. Не знаю… Какой скачок? В чем он? Может, он в том и заключается, чтобы не только произносить слова, но и начать наконец- то совершать поступки! Пока право поступков мы отдали военным, безумным политикам, всякой амбициозной сволочи, а себе оставили право на слова. Очень удобно, ничего не скажешь… Я никак не могу забыть историю с этой женщиной из Норвегии, которая продала свой дом и на все свои деньги организовала марш мира… А что сделала я, мои друзья, знакомые, мой муж? Он, кстати, состоятельный человек, известный ученый. И он прекрасно знает, что его разработки используют военные. Он возмущается, да… Он произносит слова, но он не совершает поступок. Не знаю, я путано говорю, но, по-моему, тут есть различие… И это трудно, очень трудно — совершить действие. Я знаю по себе… Я смотрела по телевидению, как женщины в Англии осаждали базу с ракетами… Ну, вы помните, конечно… У нас на острове тоже была подобная история, но я узнала о ней только из газет. А ведь это было совсем рядом. Я боюсь, я чувствую… это может произойти со дня на день… Ведь так не может продолжаться до бесконечности… Оружие, оружие, только и слышишь везде… Об этом все пишут, все говорят. Но в том-то и дело — говорят… Все говорят, но мало кто совершает поступки. Я опять о своем, но это мучает меня. Мне кажется — в этом все дело… Это как во сне, чувствуешь, что надо что-то сделать, а не можешь. Мне часто такое снится: бежишь, не можешь убежать или что-нибудь в таком роде. Я думаю, многим знакомо это чувство. Потому что мы все так живем, как во сне. Ну, может, не все, но большинство — это точно, это можно сказать с уверенностью… — Женщина замолкает и вдруг испуганно смотрит прямо в объектив телемонитора. — Впрочем, это не надо записывать. Мой муж — известный человек, вы понимаете… У него могут быть неприятности.
Экран гаснет.
Ларсен сидит перед видеомагнитофоном. Рядом, на стене, ряды репродукций, наклеенных на картон. Он сидит и машинально смотрит на безыскусный пейзаж, такой знакомый каждому живущему на Земле, написанный с любовью и нежностью к вечному чуду живой природы.

«На исходе ночи» Вячеслав Рыбаков

@темы: Проза

19:30 

you want to sleep
Я несу пиздец. (c)
– Понимаешь… Это очень трудно формулировать… потому что очень тошно. Мы возникли как часть животного мира. И живем по его законам. Мы возникли по его законам и должны жить по его законам, и пока живем – то живем. Хотя в определенном смысле мы действительно созданы по его образу и подобию, потому что имеем возможность овеществлять результаты нашего творчества. В книгах, в машинах, в учениях… Во второй природе. Как он – в первой. Письменность, деньги, лазеры – такие же продукты метаболизма нашего сознания, как Вселенная, с нами в том числе, – продукт метаболизма его сознания. Тут нет ограничений, мы можем измышлять себе в подспорье все, что только сможем, до чего додумаемся… Ограничение лежит совершенно в иной области.

@темы: Проза

13:50 

so many dumb ways to Die
Георгий Териков
МОНОЛОГ СЧАСТЛИВОЙ ЖЕНЩИНЫ

Я выхожу утром из подъезда. Над двором солнце, во дворе соседка. Я ей говорю:
- Вы сплетница!..
А она мне:
- У тебя муж пьяница!..
А я улыбаюсь, я делаю вид, что мне хорошо. Вроде бы я даже где-то счастлива. Только не знаю где.
Говорят, есть мужья, которые пьют и гуляют. С моим полбеды. Он только пьёт. Но не гуляет. Это я знаю точно. С ним нельзя гулять. Он падает
У мужа- пьяницы свои прелести. Вон соседка. Она ж от ревности вся высохла… Как вобла стала. Всё следит, как бы у неё мужа-бизнесмена не отбили. А я спокойна. Моего никто не отобьёт. А отобьёт – сразу назад принесёт!
Зато в быту мой неприхотлив. Соседки целый день стирают, крахмалят… На каждой верёвке по три простыни. И все белые. А как же, непьющим мужьям комфорт нужен. А пьянице всё равно на чём спать. Мой вообще предпочитает на улице. Зато какая у него окружающая среда. Особенно в пятницу!
Соседки, те ночами не спят. Всё думают: в какой банк им зарплату мужа вложить, чтоб дивиденты капали. А я сплю спокойно. Если вообще сплю. А что думать? Тут думай не думай. Я себе последнее платье в прошлом году сшила. Муж свой последний костюм в позапрошлом… пропил.
Другие мужья как… Их жён обижают – они даже не шелохнутся. А мой!.. Мы с ним как-то решили пройтись, так я ещё из дома не вышла, он уже, смотрю, кого-то бьёт. В общем, с моим не соскучишься. А скоро совсем весело будет. Нашего сына из садика исключают. Говорят, развит не по годам. Слишком много слов знает. И все не те. Другим мужьям на работу пишут. Мол, такой-то детей не воспитывает или дебоширит. Моему ни строчки. Некуда.
Кто сказал, что нельзя жить на одну зарплату?
Неправда. Мы живём. На одну. На мою.
Зато любит он меня. Правда , странною любовью.
«Если что, говорит, покалечу. Чтоб никому не досталась такая красивая!..»
Отелло! Недавно из ревности очки мне разбил.
Я говорю:
- Что ж ты наделал, желанный?..
А он отвечает:
- Это я тебя по очкам победил!
Форменный олимпиец.
Говорят: иди жалуйся. А куда? Профсоюза любителей выпить нет. В милиции отвечают: ничем помочь не можем. Вот если убьёт- другое дело!
Кто сказал ,что я плачу? Где слёзы? Это?
Может и слёзы. Но они ж сквозь смех. Или наоборот!

@темы: Проза

13:50 

so many dumb ways to Die
ИЗ ДНЕВНИКА ОДНОЙ ДЕВИЦЫ

13-го октября. Наконец-то и на моей улице праздник! Гляжу и не верю своим глазам. Перед моими окнами взад и вперед ходит высокий, статный брюнет с глубокими черными глазами. Усы — прелесть! Ходит уже пятый день, от раннего утра до поздней ночи, и всё на наши окна смотрит. Делаю вид, что не обращаю внимания.

15-го. Сегодня с самого утра проливной дождь, а он, бедняжка, ходит. В награду сделала ему глазки и послала воздушный поцелуй. Ответил обворожительной улыбкой. Кто он? Сестра Варя говорит, что он в нее влюблен и что ради нее мокнет на дожде. Как она неразвита! Ну, может ли брюнет любить брюнетку? Мама велела нам получше одеваться и сидеть у окон. «Может быть, он жулик какой-нибудь, а может быть, и порядочный господин», — сказала она. Жулик... quel1... Глупы вы, мамаша!

16-го. Варя говорит, что я заела ее жизнь. Виновата я, что он любит меня, а не ее! Нечаянно уронила ему на тротуар записочку. О, коварщик! Написал у себя мелом на рукаве: «После». А потом ходил, ходил и написал на воротах vis-à-vis: «Я не прочь, только после». Написал мелом и быстро стер. Отчего у меня сердце так бьется?

17-го. Варя ударила меня локтем в грудь. Подлая, мерзкая завистница! Сегодня он остановил городового и долго говорил ему что-то, показывая на наши окна. Интригу затевает! Подкупает, должно быть... Тираны и деспоты вы, мужчины, но как вы хитры и прекрасны!

18-го. Сегодня, после долгого отсутствия, приехал ночью брат Сережа. Не успел он лечь в постель, как его потребовали в квартал.

19-го. Гадина! Мерзость! Оказывается, что он все эти двенадцать дней выслеживал брата Сережу, который растратил чьи-то деньги и скрылся.

Сегодня он написал на воротах: «Я свободен и могу». Скотина... Показала ему язык.

@темы: Проза

13:49 

so many dumb ways to Die
НИКОЛАЙ ЭРДМАН
САМОУБИЙЦА

Семен Семенович. Нет, вы знаете, что я могу? Нет, вы знаете, что я
могу? Я могу никого не бояться, товарищи. Никого. Что хочу, то и сделаю. Все
равно умирать. Все равно умирать. Понимаете? Что хочу, то и сделаю. Боже
мой! Все могу. Боже мой! Никого не боюсь. В первый раз за всю жизнь никого
не боюсь. Захочу вот -- пойду на любое собрание, на любое, заметьте себе,
товарищи, и могу председателю... язык показать. Не могу? Нет, могу, дорогие
товарищи. В том все дело, что все могу. Никого не боюсь. Вот в Союзе сто
сорок миллионов, товарищи, и кого-нибудь каждый миллион боится, а я никого
не боюсь. Никого. Все равно умирать. Все равно умирать. Ой, держите, а то я
плясать начну. Я сегодня над всеми людьми владычествую. Я -- диктатор. Я --
царь, дорогие товарищи. Все могу. Что хочу, то и сделаю. Что бы сделать
такое? Что бы сделать такое со своей сумасшедшей властью, товарищи? Что бы
сделать такое, для всего человечества... Знаю. Знаю. Нашел. До чего это
будет божественно, граждане. Я сейчас, дорогие товарищи, в Кремль позвоню.
Прямо в Кремль. Прямо в красное сердце советской республики. Позвоню... и
кого-нибудь там... изругаю по-матерному. Что вы скажете? А? (Идет к
автомату.)

@темы: Проза

13:47 

so many dumb ways to Die
На синей-синей кромке Иссык-Куля

Мальчик направил бинокль к самому видимому месту реки и затаил дыхание.
Вот он. Там, впереди, на синей-синей кромке Иссык-Куля появился белый параход.
Выплыл. Вот он! С трубами в ряд, мощный, красивый!
Он плыл, как по струне, ровно и прямо.Теперь можно было заметить, как покачивается он на
волнах, как за кормой остается светлый вспененный след. Он медленно и
величественно шел своей дорогой, неведомо откуда и неведомо куда.
Было долго видно, как плывет пароход, и мальчик долго думал о том, как
он превратится в рыбу и поплывет по реке к нему, к белому пароходу...
Он мечтал превратиться в рыбу так, чтобы все у него было рыбье - тело,
хвост, плавники, чешуя, - и только голова бы оставалась своя, на тонкой шее,
большая, круглая, с оттопыренными ушами, с исцарапанным носом. И глаза такие
же, какие были. Конечно, чтобы они при этом были не совсем такие, как есть,
а глядели, как рыбьи.
Превращение должно было произойти в дедовой запруде. Раз - и он рыба.
Затем он сразу перепрыгнул бы из запруды в реку, прямо в бурлящую стремнину,
и пошел бы вниз по течению. И дальше так - выпрыгивая и оглядываясь по
сторонам; неинтересно ведь плыть только под водой.
Проплывает он по волнам иссык-кульским, с волны на волну, с волны на волну - и тут навстречу белый пароход.
"Здравствуй, белый пароход, это я!"

Он не знал, что никогда не превратится в рыбу. Что не доплывет до Иссык-куля, не увидит белый параход и не скажет ему: "Здравствуй, белый параход, это я!"
Одно лишь могу сказать теперь - он отверг то, с чем не мирилась его детская душа.
И в этом мое утешение.
Он прожил, как молния, однажды сверкнувшая и угасшая. А молнии высекаются небом. А небо вечное.
И в этом мое утешение.
И в том еще, что детская совесть в человеке - как зародыш в зерне. Без зародыша зерно не прорастет.
И чтобы ни ждало нас на свете, правда пребудет вовеки, пока рождаются и умирают люди.

@темы: Проза

For me

главная